Геринг

Герман ГерингРейхсмаршала Геринга Штирлиц отклонил как кандидата на источник переговоров с Западом во время своих размышлений, обосновав это тем, что Геринг является “колоссом на глиняных ногах” и не обладает поддержкой среди военных и населения, а следовательно, реальной власти у него тоже нет.

В начале сериала Геринг, потрясённый картиной, которую он увидел во время своей поездки на фронт, пытается напрямую повлиять на фюрера, заставить его пересмотреть тактику бездумного сопротивления. Однако Гитлер не желает прислушаться к нему и выговаривает Геринга за пораженческое настроение, попутно угрожая ему отставкой от своей должности.

Через некоторое время к расстроенному Герингу приходит Гиммлер, предлагая ему вступить в заговор по проведению переговоров о сепаратном мире с Западом. Герингу по душе подобное предложение, так как он понимает, что фюрер более не может действовать адекватно. Однако он, опасаясь, что Гиммлер может в случае его согласия записать его слова на плёнку и отнести к Гитлеру, тем самым полностью уничтожая его, не выражает явного согласия с предложением, ограничившись туманными словами (”Это невозможно, только один человек может быть рейхспрезидентом и рейхсканцлером одновременно”). В итоге Гиммлер начинает переговоры единолично.

Геринга сыграл актёр из ГДР Вильгельм Бурмайер. В сюжете сериала он особой роли не играет, фигурируя лишь в отдельных эпизодах.

Информация к размышлению (из книги “Семнадцать мгновений весны”)

Герман Геринг (шарж Штирлица)Боевой летчик первой мировой войны, герой кайзеровской Германии, Геринг после первого нацистского выступления сбежал в Швецию. Начал работать там летчиком гражданской авиации и однажды, в страшный шторм, он чудом усадил свой одномоторный аэроплан в замке Роклштадт, там познакомился с дочерью полковника фон Фока, Кариной фон Катцов, отбил ее у мужа, уехал в Германию, встретился с фюрером, вышел на демонстрацию национал-социалистов в ноябре 1923 года, был ранен, чудом избежал ареста и эмигрировал в Инсбрук, где его уже ждала Карина. У них не было денег, но владелец отеля кормил их бесплатно: он был так же, как Геринг, национал-социалистом. Потом Герингов пригласил в Венецию хозяин отеля “Британия”, и там они жили до 1927 года, до того дня, как в Германии была объявлена амнистия. Менее чем через полгода Геринг стал депутатом рейхстага вместе с другими одиннадцатью нацистами. Гитлер баллотироваться не мог: он был австриец.

Карина писала своей матери в Швецию: “В рейхстаге Герман сидит вместе с генералом фон Энн из Баварии. Рядом много уголовных типов из Красной гвардии – со звездами Давида и с красными звездами, впрочем, это одно и то же. Кронпринц прислал Герману телеграмму: “Только вы с вашей выправкой можете представлять германцев”".

Надо было готовиться к новым выборам. По решению фюрера Геринг ушел с партийной работы, он оставался только членом рейхстага. Его тогдашняя задача: наладить связи с сильными мира сего – партия, намеревающаяся взять власть, должна иметь широкий круг связей. По решению партии он снял шикарный особняк на Баденштрассе: там принимал принца Гогенцоллерна, принца Кобурга, магнатов. Душой дома была Карина: обаятельная женщина, аристократка, она импонировала всем – дочь одного из высших сановников Швеции, ставшая женой героя войны, изгнанника, борца против разложившейся западной демократии, которая не в силах противостоять большевистскому вандализму.

Каждый раз перед приемом рано утром приезжал партайляйтер берлинской нацистской организации Геббельс. Он был связным между партией и Герингом. Геббельс садился к роялю, а Геринг, Карина и Томас, ее сын от первого брака, пели народные песни: в доме лидера нацистов не переносили разнузданных ритмов американского или французского джаза.

Именно сюда, в особняк, снятый на деньги партии, 5 января 1931 года приехали Гитлер, Шахт и Тиссен. Именно этот шикарный особняк услышал слова сговора финансовых и промышленных воротил с фюрером национал-социалистов Гитлером, призывавшим рабочих Германии “сбросить иго коминтерновского большевизма и растленного империализма и сделать Германию государством народа”.

После рэмовского “путча”, когда в оппозицию к фюреру стали многие ветераны, пошли разговоры:

- Геринг перестал быть Германом, он стал президентом… Он не принимает товарищей по партии, их унизительно ставят на очереди в его канцелярии… Он погряз в роскоши…

Сначала об этом говорили вполголоса только рядовые члены партии. Но когда Геринг в 1935 году построил под Берлином замок Каринхале, Гитлеру пожаловались на него уже не рядовые национал-социалисты, а главари – Лей и Заукель. Геббельс считал, что Геринг начал портиться еще в своем особняке.

- Роскошь засасывает, – говорил он, – Герингу надо помочь, он слишком дорог всем нам.

Гитлер поехал в Каринхале, осмотрел этот замок и сказал:

- Оставьте Геринга в покое. В конце концов, он один знает, как надо представляться дипломатам. Пусть Каринхале будет резиденцией для приема иностранных гостей. Пусть! Герман этого заслужил. Будем считать, что Каринхале принадлежит народу, а Геринг только живет здесь…

Здесь Геринг проводил все время, перечитывая Жюля Верна и Карла Мэя – это были два его самых любимых писателя. Здесь он охотился на ручных оленей, а по вечерам просиживал долгие часы в кинозале: он мог смотреть по пять приключенческих фильмов подряд. Во время сеанса он успокаивал своих гостей.

- Не волнуйтесь, – говорил он, – конец будет хороший…

Отсюда, из Каринхале, после просмотра приключенческих фильмов он вылетел в Мюнхен – принимать капитуляцию Чемберлена, в Варшаву – наблюдать расстрелы в гетто, в Житомир – планировать уничтожение славян…

В апреле 1942 года, после налета американских бомбардировщиков на Киль, когда город был сожжен и разрушен, Геринг сообщил фюреру, что в налете участвовало триста вражеских самолетов. Гауляйтер Киля Грохе, поседевший за эти сутки, измученный, документально опроверг Геринга: в налете принимало участие восемьсот бомбардировщиков, а люфтваффе была бессильна и ничего не смогла сделать для того, чтобы спасти город.

Гитлер молча смотрел на Геринга, и только брезгливая гримаса пробегала по его лицу. Потом он взорвался:

- “Ни одна вражеская бомба не упадет на города Германии”?! – нервно, с болью заговорил он, не глядя на Геринга. – Кто объявил об этом нации? Кто уверял в этом нашу партию?! Я читал в книгах об азартных карточных играх – мне знакомо понятие блефа! Германия не зеленое сукно ломберного стола, на котором можно играть в азартные игры. Вы погрязли в довольстве и роскоши, Геринг! Вы живете в дни войны, словно император или еврейский плутократ! Вы стреляете из лука оленей, а мою нацию расстреливают из пушек самолеты врага! Призвание вождя – это величие нации! Удел вождя – скромность! Профессия вождя – точное соотнесение обещаний с их выполнением!

Из заключения врачей, прикрепленных к рейхсмаршалу, стало известно, что Геринг, выслушав эти слова Гитлера, вернулся к себе и слег с температурой в сильнейшем нервном припадке.

Итак, в 1942 году впервые Геринг, “наци э 2″, официальный преемник Гитлера, был подвергнут такой унизительной критике, да еще в присутствии аппарата фюрера. Это событие немедленно легло в досье Гиммлера, и на следующий день, не испрашивая разрешения Гитлера, рейхсфюрер СС отдал директиву начать прослушивание всех телефонных разговоров ближайшего соратника фюрера.

Впрочем, впервые Гиммлер в течение недели прослушивал разговоры рейхсмаршала уже после скандала с его братом Альбертом, руководителем экспорта заводов “Шкода”. Альберт, слывший защитником обиженных, написал на бланке брата письмо коменданту лагеря Маутхаузен: “Немедленно освободите профессора Киша, против которого нет серьезных улик”. И подписался: Геринг. Без инициалов. Перепуганный комендант концлагеря отпустил сразу двух Кишей: один из них был профессором, а второй – подпольщиком. Герингу стоило большого труда выручить брата: он вывел его из-под удара, рассказав об этом фюреру как о занятном анекдоте. Однако Гитлер по-прежнему повторял Борману:

- Никто иной не может быть моим преемником, кроме Геринга. Во-первых, он никогда не лез в самостоятельную политику, во-вторых, он популярен в народе, и, в-третьих, он – главный объект для карикатур во вражеской печати.

Это было мнение Гитлера о человеке, который вел всю практическую работу по захвату власти, о человеке, который совершенно искренне сказал – и не кому-нибудь, а жене, и не для диктофонов – он тогда не верил, что его когда-либо смогут прослушивать братья по борьбе, – а ночью, в постели:

- Не я живу, но фюрер живет во мне…

Настоящий Геринг

Герман Геринг (настоящий)Герман Вильгельм Геринг (более точное немецкое произношение — Гёринг [1]; нем. Hermann Wilhelm Göring аудио (info); 12 января 1893, близ Розенгейма, Бавария — 15 октября 1946, Нюрнберг, Бизония), политический, государственный и военный деятель нацистской Германии, рейхсминистр авиации, рейхсмаршал (19 июля 1940). Приговором Нюрнбергского трибунала объявлен одним из главных военных преступников.

Участвовал в 1-й мировой войне, был лётчиком. С 1922 член Национал-социалистской партии и руководитель СА (штурмовых отрядов). Будучи политическим уполномоченным Гитлера (с 1930) и председателем рейхстага (с августа 1932), играл активную роль в установлении диктатуры в 1933, после чего стал имперским министром авиации и главой правительства Пруссии. Главнокомандующий военно-воздушными силами (с 1935), глава одного из крупнейших германских промышленных концернов «Геринг» (с 1937). Один из организаторов нацистского террора в Германии и на оккупированных фашистской Германией территориях. С 1940 рейхсмаршал. В 1946 г. приговорён на Нюрнбергском процессе к смертной казни; перед казнью покончил жизнь самоубийством, приняв яд.